Ꙭ Читать Из мемуаров Анатолия Зленко: Увидев, что Клинтон мерзнет, Кравчук отдал ему свою меховую шапку | ✰ Новости Украины
Главная » Политика » Из мемуаров Анатолия Зленко: Увидев, что Клинтон мерзнет, Кравчук отдал ему свою меховую шапку

Из мемуаров Анатолия Зленко: Увидев, что Клинтон мерзнет, Кравчук отдал ему свою меховую шапку

Мы почитали мемуары Анатолия Максимовича “Дипломатия и политика. Украина в процессе динамичных геополитических перемен” и приводим цитаты, показывающие, как шел процесс признания независимости Украины по всему миру.

“Испытание на европейскость”

В начале девяностых годов, когда и украинцы, и западные европейцы праздновали рождение новой Европы, они немного по-разному представляли себе эту новую Европу. В сознании немцев, французов, британцев европейская семья заканчивалась на границах с СССР. 

Украины как отдельного государства в их сознании не существовало. А когда она неожиданно появилась на политических горизонтах, то смешала пасьянс европейских стратегов. Ни по своим размерам, ни по своим амбициям она в этот пасьянс не вписывалась. 

Когда Украину упрекают в том, что в первые годы независимости она не выдержала испытания на “европейскость”, соглашусь с этим лишь частично. В первые годы отношение Европы к нам было совсем иным, чем к некоторым нашим восточно-европейским соседям.

Первые проблемы

На фоне всеобщего европейского признания нашей независимости приходилось решать ряд внешнеполитических проблем. Например, многие румынские политики не считали линию украинско-румынской границы “исторически справедливой”.

Не безоблачными были и отношения с Россией. В первые годы независимости доводилось часто слышать от русских коллег, что тот или иной регион Украины “всегда был, в сущности, русским”. И хотя заявления эти делались в дружеском тоне, сам факт присутствия подобных настроений среди политиков и простых граждан нашего самого большого соседа весьма усложнял развитие межгосударственных отношений. 

“Купленная за купоны дружба с Францией”

Начиная с января 1992 года в Украине началась волна визитов лидеров западно-европейских стран. В последние дни месяца в Киев прилетел министр иностранных дел Франции Ролан Дюма. Это был сигнал о том, что Франция заинтересована в независимости Украины. 

Не обошлось и без курьеза. Рассказывая французскому министру об экономических трудностях первого года независимости, в частности о введении купоно-карбованцев, я достал из своего портмоне несколько купюр и показал их министру. Он узнал изображения памятника Кию, Щеку, Хориву и сестре их Лыбиди, потом непринужденно произнес: “Замечательно, разрешите оставить их на память”. Я настоял, чтобы он оставил их в качестве сувенира. До сих пор считаю, что своим скромным вкладом положил начало украино-французской дружбе.

Клинтон часто встречался со Зленко и хорошо его знал. Фото: Фонд Виктора Пинчука

“Синдром Робинзона Крузо”

15 сентября 1992 года состоялся визит в Лондон. Британским консерваторам и до, и после Маргарет Тэтчер была присуща определенная консервативность в отношении стран Центральной и Восточной Европы. Свое отношение к Украине Джон Мэйджор (тогдашний премьер-министр) продемонстрировал на Неаполитанском саммите “Большой семерки”, когда столько стараний приложил для ограничения помощи Украине, направленной на закрытие ЧАЭС. 

При всем уважении к Маргарет Тэтчер как к реформатору британской экономики, во внешней политике и ей, и ее преемникам был присущ синдром Робинзона Крузо.  Согласно “островной” концепции Украина расположена на конце света и поэтому не заслуживает большого внимания.

“Адвокат Украины”

9 июня 1993 года Киев встречал генерального канцлера Германии Гельмута Коля. Это был первый визит в Украину лидера одной из ведущих индустриальных держав Запада. Символично, что этой страной стала Германия, доказавшая своими действиями, что видит на постсоветском пространстве два центра – Москву и Киев. И, соответственно, стремилась поддержать сбалансированные отношения с обеими столицами. Понимая это, мы стремились принять Коля по высшему разряду.  Его визит был беспрецедентным по мерам безопасности. Мы были поражены неприхотливостью и простотой канцлера. Помню, проезжая по Крещатику, он попросил остановить машину у Бессарабского рынка и долго говорил с продавцами. Для него был важен этот контакт с новой страной. А кроме того, у меня сложилось впечатление, что он откровенно радовался тому, что даже в незнакомой бывшей советской республике его все узнавали. 

В беседах с нами он постоянно говорил, что Германия видит себя “адвокатом Украины на Западе”. Проблематичный и болезненный вопрос о ядерном оружии он тогда почти не поднимал, очевидно, оставив его для обсуждения с американцами. Впрочем, именно Коль предложил тогда Украине финансовую помощь для уничтожения ракет и ракетных шахт. Надо отдать ему должное – эта помощь бесперебойно поступала в ближайшие годы. 

Суровые украинские морозы

Для окончательного согласования всех вопросов, связанных с ядерным разоружением, 12 января 1993 года в Киев прибыл Клинтон. Его знаменитые бориспольские переговоры с Кравчуком запомнились особенно. Это был первый раз, когда американский лидер ступил на землю независимой Украины. 

Так случилось, что я был одним из немногих украинцев, которых Клинтон знал в лицо, и потому, общаясь с нашей делегацией, он несколько раз обращался ко мне, а не к Леониду Макаровичу. Обращение “Мистер Зленко!” все время звучало из уст американского президента, начиная с верхних ступенек трапа. Мне было весьма не по себе. Когда выдалась небольшая пауза, Кравчук обратился ко мне и сказал полуудивленно: “Видишь, как он тебя знает!” В обычной ситуации эти слова должны были бы прозвучать как комплимент, но тогда мне пришлось давать объяснения: “Я же, Леонид Макарович, за прошлый год встречался с Клинтоном раз пять. Вот он меня и запомнил”. Увидев, что американский президент одет не по погоде, Леонид Макарович дал ему свою меховую шапку. Тот улыбнулся и сказал что-то о суровых украинских морозах.

Встреча в Борисполе. Бил Клинтон и Леонид Кравчук. 1993 год. Фото: Архив Леонида Кравчука

Украинская дичь для испанского короля 

Первые дни 1994 года.  Официальный визит в Испанию. Проходил на высоком протокольном уровне с участием короля Испании Хуана Карлоса Первого, главы правительства Филиппе Гонсалеса. Запомнился разговор с испанским королем. Он был не очень осведомлен о том, что представляет из себя Украина, но очень искренне хотел восполнить это пробел в своих знаниях. Поэтому наш разговор получился не столько политическим, сколько на общие темы – климат, язык, природа и культура. Хуан Карлос Первый сказал, что ему хвалили наши леса как хорошие места для охоты. На “свой страх и риск” подтвердил: если Его Величество захочет приехать в Украину, то для него найдутся не только хорошие охотничьи угодья, но и дичь.

СКАЗАНО! 

 

“Когда, находясь в Париже, я узнал о своем назначении на пост министра иностранных дел Украины (в 2000 году Анатолий Максимович оказался на этой должности второй раз. – Ред.), мне все еще не верилось, что судьба сделала такой крутой вираж.  После отставки в августе 94-го я никогда не возвращался к мысли снова стать министром. Последние годы, проведенные в министерском кресле, я вспоминал как сплошной ад, когда постоянно приходилось находиться между молотом и наковальней – между приверженцами ядерного статуса Украины и его противниками, между коммунистами и национал-демократами, между ярыми “западниками” и не менее ярыми “советофилами”. Могу сказать, реализовывать внешнюю политику страны в условиях экономического кризиса и фактического отсутствия политического консенсуса относительно его приоритетов – это наиболее неблагодарная задача из всех возможных”.   

 

НАША СПРАВКА 

Анатолий Зленко родился 2 июня 1938 года в пгт Ставище Киевской области.

В 1967 г. окончил Киевский университет им. Т. Шевченко. На дипломатической работе с 1967 г. 

1990 – 1994 и 2000 – 2003 гг – министр иностранных дел Украины.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Судьба резидента №1 по-украински: диверсант, бизнесмен и учитель

Источник: kp.ua

No votes yet.
Please wait...

О INFBusiness

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*