Ꙭ Читать Зоя Казанжи: Папы с мамой давно нет. Гараж продан. А тайна есть | ✰ Новости Украины
Главная » Общество и культура » Зоя Казанжи: Папы с мамой давно нет. Гараж продан. А тайна есть

Зоя Казанжи: Папы с мамой давно нет. Гараж продан. А тайна есть

Всегда было куда возвращаться. Его всегда ждали – и дома, и не дома. Он был мужчина – праздник – вокруг бурлила жизнь, что-то происходило, он сыпал шутками, жил легко и необременительно.

Жизнь чередовалась работой, отдыхом в компаниях, командировками и регулярными загулами, из которых он выбирался вывернутым наизнанку, опустошённым и требующим передышки.

Жена смотрела преданными глазами, растила дочку, сражалась с её простудами и хроническими ангинами. Он привозил им ириски и апельсины, купленные в магазине по соседству, рассказывал смешные истории, обнимал обеих и кружил по комнате. Старался не смотреть в глаза. Чтобы не нарушить хрупкое равновесие почти покоя в двухкомнатной квартире.

Казалось, что так будет вечно. Вселенная – и он в центре. Но вечного ничего не бывает.

Быстро выросла дочка, быстро вышла замуж, быстро родила близнецов. И быстро развелась. Он что-то возил-перевозил, дочка рыдала на плече, зять, хмурый парень, отмалчивался. Жена металась между дочкой и ним, между внуками и работой.

Любые проблемы рано или поздно решаются, и жизнь продолжает идти в определённом направлении.

Жена переехала временно к дочке помогать с детьми, взяла на работе все скопившиеся отпуска и ещё добавив месяц за свой счёт. Он предлагал поискать няньку. Жена страдальчески морщилась – ей жалко крох, и она решила тащить всё то, что на них свалилось.

Ну и ладно. Он рядом, если что. У него много дел, он может на выходных присоединяться.

Всё опять покатилось своим чередом – командировки, встречи, посиделки. Никто и не скажет, что уже подрастают внуки. Мужчина-праздник. Огонь в глазах и интерес к жизни. Точно, как у его отца. Вот даже жена ни с того, ни с сего вдруг сказала, разглядывая его на пороге дочкиной квартиры: как две капли. Ну да, генетика – это ж наука.

И смутный образ отца перед глазами. Опять воспоминание, вроде кто-то аккуратно вкладывает пазл-картинку в голову и заставляет в тысячный раз смотреть, как кино.

… Ему 12 лет, и они давно с ребятами ходят курить за гаражи. Зимой темнеет рано, можно идти за гаражи по пути из школы домой. Вот и в тот раз пошли. У него выпал теннисный мячик из рук. Он его сжимал и разжимал пальцами, нарабатывая силу, в каком-то фильме увидел.

Пока искал мячик, мальчишки отошли далековато. Он побежал за ними, огибая ряд гаражей. И вдруг увидел еле заметную полоску света сквозь щель в гаражных воротах. Остановился, затаил дыхание и подошёл посмотреть. Был уверен, что воры. Сейчас он их подопрёт бревном снаружи. Или, может, даже двумя, вон их сколько валяется. И побежит быстро домой, за отцом.

Заглянул в щель. Было плохо видно. Вгляделся – и испуганно отпрянул. И опять прильнул к расщелине между дверями. Там, еле освещённый старой настольной лампой из их квартиры, стоял его отец. Ну как, стоял. Он обнимал и целовал высокую женщину. Чужую. С длинными, чёрными и блестящими волосами до пояса. Эти волосы полностью скрывали лицо. Да и зачем ему её лицо? Он не знал эту женщину. С длинными, чёрными и блестящими волосами. И папу своего не знал. Не видел таким.

Домой бежал изо всех ног. Мама всполошилась, увидев его взъерошенным и растерянным. Маме наврал, что чуть с мальчишками не подрался. Очень хотелось об увиденном рассказать. Но понимал, что не надо.

А потом пришёл папа. Весёлый, красивый и счастливый. Мама так и спросила: а чего это ты такой счастливый? Выпил, что ли? Ага, легко согласился отец. Немного выпил. В гараже, с ребятами. Хватит по гаражам шляться и выпивать, вон лучше бы с сыном в шахматы поиграл, он уже стал забывать, куда и какой фигурой ходить – строго сказала мама.

Папа послушно сел с ним играть в шахматы. Шутил, подначивал, спрашивал – а он смотрел во все глаза, проигрывал и отчаянно хотел сказать: папа, а я всё видел. Вот бы папа удивился! А что ты видел? ВСЁ. Как вы целовались – ты и та женщина, с длинными, чёрными и блестящими волосами.

Он так ничего и никому не сказал. Ни тогда, ни потом. Забыл. По крайней мере, очень старался не помнить. И решил, что лучше не смотреть маме в глаза, чтобы случайно не выдать свою тайну.

Детские глупости, конечно. Папы с мамой давно нет. Гараж продан. А тайна есть. Когда у него самого случилась первая серьёзная любовь, он вдруг понял, что наряду с восторгом и полётом, ощущает некую гордость: смотри, папа, у меня тоже теперь есть красивая женщина.

И каждый раз так думал – когда женился, когда встречал других, когда крутил нужные и ненужные романы. И в очередной раз чувствовал азарт завоевателя, целующего чужую женщину – украдкой, тайно, задыхаясь от страсти.

И понимал своего отца. Тогдашнего, в свете старой настольной лампы из их квартиры… И продолжал внутренний диалог с ним: видишь, я – как ты, я всё про тебя понял. И про себя тоже – чужое манит со страшной силой. И хорошо, что я ничего не рассказал маме. Хотя порывался. Раз сто хотел. Но я молчал. Ни слова о той чужой женщине. С длинными, чёрными и блестящими волосами. Сам я такую не встретил. Даже близко не видел. Я искал, понимаешь?..

Бесполезно разговаривать с теми, кого нет. А кто есть – с теми разговаривать не хочется.

Хорошо, что есть куда возвращаться. Главное, не смотреть в глаза тем, кто ждёт. Иначе можно случайно выдать тайну.

Источник: obozrevatel.com

Читайте также: Сводки событий от ополчения.
Новости Новороссии.

No votes yet.
Please wait...

О INFBusiness

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*